Панель навигации - База данных: Эвакуированные
Панель навигации - Боковая

 

Долгий путь:
«Фельзер и К°» – «Двигатель революции» – ОАО «РУМО»


 1    2    3    4    5    



Следующий день, 25 октября 1917 года – Октябрьский переворот, захват власти большевиками в Петрограде.

Установление диктатуры большевиков в Нижнем Новгороде происходило при самом активном участии красногвардейцев завода «Фельзер». Они принимали участие в захвате военно-промышленного комитета, земской управы, из них был сформирован отряд для охраны банка, руководимый Банковским.

Из альбома История завода «Фельзер и К°»

Массовое участие рабочих завода «быв.Фельзер» в революционных событиях было обеспечено длительной пропагандистской работой большевиков. Их влияние на заводе формировалось постепенно.

Среди прибывших из Риги рабочих были и социал-демократы, получившие на родине выучку революционной борьбы, некоторые прошли ссылки. Они достаточно быстро установили связь с Канавинской большевистской организацией и начали вести на заводе подпольную работу. Тогда основной целью ставилась экономическая борьба.

Первая забастовка произошла ещё 17 августа 1916 года, тогда рабочие завода «Фельзер» предъявили заводоуправлению ряд экономических требований: прибавка среднего заработка, изменение оплаты труда в субботу и воскресение, военная прибавка всем рабочим, увеличение состава поездов, перевозящих рабочих на работу и с работы. Забастовка продолжалась два дня и после частичного выполнения требований заводоуправлением, была прекращена.

Забастовка осени 1917 года была уже бескомпромиссной, её организаторы явно синхронизировали свои действия с большевистской организацией. Немногочисленные протоколы общих собраний трудящихся завода быв. «Фельзер», сохранившиеся сегодня, позволяют проследить усиление влияния большевиков на их настроения.

Интересна резолюция общего собрания заводских рабочих и служащих марта 1917 года, где народовластие признаётся как главный принцип будущего государства, где ещё не отражены партийные предпочтения:

«Для установления Демократической республики и издания основных законов страны должно быть созвано Учредительное собрание выборных от всего народа. Выборы должны производиться на основе всеобщего, прямого, тайного и равного избирательного права» [20, л.76,77].

А уже в июне месяце в резолюции общего собрания рабочих завода «Фельзер» просматривается влияние большевистских лозунгов. Война, которую ведёт Россия, признаётся «грабительской, ненужной», выражается недоверие Временному правительству и звучит требование передать власть в стране Петроградскому Совету рабочих и солдатских депутатов. При этом, принимая большевистский лозунг «Земля – крестьянам!», вопрос раздела земли предлагается отложить до Учредительного собрания [20, л.21,21 об.].

После большевистского переворота, после выпуска 26 ноября 1917 года Совнарком РСФСР обращения «О борьбе с контрреволюционным восстанием Каледина, Корнилова, Дутова», на имя Заводского комитета «Фельзера» поступила прокламация от Союза защиты Учредительного Собрания, созданного генералами Калединым и Корниловым. Общее собрание завода под председательством Карклина 30 декабря 1917 года приняло резолюцию, отражающую полное признание большевистской власти. Союз защиты Учредительного собрания они признали «контрреволюционным, желающим затопить в крови свободу», «прокламации Каледина и Корнилова ложными». Они выразили несогласие с тем, что большевики, являясь меньшинством, насильственно захватили власть и развязали в стране гражданскую войну, ибо рабочих, крестьян и солдат – большинство.

За эту резолюцию голосовали практически все, только 1 против и 11 воздержавшихся [21, л.23,24].

Однако не стоит торопиться утверждать, что работники завода оказались полностью оболваненными лозунгами большевиков, в действительности ситуация на заводе не была столь однозначной и определённой.

Сохранилось письмо, написанное в районный комитет РКП большевиков группой лиц Заводского комитета и членами коллегии, где они просят уполномочить тов. М. Грубе комиссаром от партии на заводе. Основанием для просьбы являлось опасение, вызванное тем, что

«на заводе имеются безответственные лица, заинтересованные в подготовлении умов против тактики коммунистов, например:
  • во время выборов в городской Совет рабочих депутатов велась тонкая политика за возможность пропуска элемента, чуждого нашим (ред. большевистским) интересам;
  • происходит экстренный созыв собраний отдельно по мастерским без ведома заводского комитета с целью возбуждения масс на почве продовольствия (ред. голода);
  • на общих собраниях происходят выступления с недоказанными фактами, однако бросающими тень на выбранных товарищей с целью их дискредитации».

Любой конфликт с представителями новой власти мог иметь печальное развитие. Так реплика, брошенная опытным работником, мастером литейного цеха Эдуардом Мезисом на замечание М. Грубе (вчерашнего малоквалифицированного рабочего): «Каждый пастух не будет мною распоряжаться», трактовалась как непризнание правящего аппарата. Разбор дела был передан в комиссию по борьбе… [18, л.162, 163] (ред. дальше документ обрывается).

Возвращаясь к забастовке на заводе «Фельзер» в октябре-ноябре 1917 года, следует обратить внимание на то, что рабочие требовали заметного улучшение своего положения, не принимая во внимание ни разруху в стране, ни тяжелейшее положение завода, в которое они тоже внесли существенный вклад.

Да, желудок просит пищи всегда, даже если в голове разруха, даже если в стране разруха и ты повинен в этом сам – на заводе по-прежнему, или ещё острее стоит вопрос заработной платы. В декабре 1917 года Заводской комитет создаёт Расценочную комиссию, которая произвела разбивку всех рабочих и служащих завода по группам и категориям, а Согласительная комиссия (продолжавшая свою работу) приняла новые расценки для этих групп и категорий, удовлетворяющие требованиям 26 июня (а не тем, что были выдвинуты 6 октября 1917 года). Они сводились к следующему: высококвалифицированным рабочим платить от 1 руб. 70 коп. до 1 руб. 90 коп. за час; рабочим средней квалификации оп 1руб. 40 коп. до 1 руб. 60 коп.; рабочим низкой квалификации от 1 руб. 10 коп. до 1 руб. 70 коп.; чернорабочим от 80 до 90 коп. [2, л.36-41]

В пересчёте на месячную зарплату это выглядит примерно так: высококвалифицированные рабочие, выполняющие наиболее сложные работы 350-390 руб./мес., наименее квалифицированная группа, т.е. мастеровые, исполняющие разнообразные работы: 200-240 руб./мес.

Заработная плата служащих: инженера 519 руб., мастера 411 руб., старшего техника 366 руб., чертёжника 239 руб., бухгалтера 193 руб. [2, л 47]. Однако комиссия не пришла к определенному решению об оплате забастовочного времени и предложила решение этого вопроса передать в Третейский суд. В итоге этот вопрос в феврале 1918 года единолично, в принудительном порядке, без представителя заводоуправления разрешил Нижегородский комиссар труда Костин. Он потребовал от администрации завода оплатить забастовочное время рабочим и служащим, в размере 75% от заработка во время забастовки, угрожая репрессиями, вплоть до конфискации завода и всего общества и ареста виновных в промедлении.

Это постановление опротестовывалось Правлением завода, как не имеющее юридического и фактического основания.

А ещё раньше, 28 декабря 1917 года, завод временно закрывался ввиду отсутствия оборотных средств и топлива. Заводское Совещание Нижегородского района обратилось в Высший Совет Народного хозяйства с ходатайством об ассигновании в его распоряжение, на нужды завода 2 миллионов рублей на срок в 4 месяца, из расчёта 500 тыс. рублей в месяц [3, л.36,59].

Закрытие завода не допускалось ввиду его исключительного значения для нужд государства.

Эту ссуду предполагалось выдать под залог принадлежащей Обществу недвижимости в Нижнем Новгороде.

Завод возобновил работу с 1 февраля 1918 года по распоряжению Комиссара труда т. Шляпникова.

Вот цитаты из документов, отражающие фон жизни завода1918 года:

«На территории завода Красная гвардия провела ряд обысков, Заводской комитет хотел бы видеть при обысках своих представителей и просит не производить обыски в квартире директора Блашке за время его отсутствия в Петрограде по делам завода»
«Заводской комитет просит отпустить для работы на заводе «красногвардейцев-фельзеровцев литейного цеха: Янсон, Штейнерт, Егорова, Берзина» «Некоторые рабочие на заводе пользуются своим инструментом. Требуют за это вознаграждение»
«На заводе был реквизирован автомобиль в пользу Исполнительной комиссии Нижегородского совета. Затем автомобиль сломался. Заводской комитет просит вернуть автомобиль для ремонта» [23, л.31. 32, 35, 103].

В апреле 1918 года закрывают текущий счёт Общества металлургической и металлообрабатывающей промышленности бывший «Фельзер и К°» в Народном банке Нижнего Новгорода. В дальнейшем все суммы, предназначенные для завода «Фельзер и К°», будут зачисляться на новый текущий счёт Совета Народных комиссаров (туда же зачислен остаток старого счёта в сумме 2 878 руб.). Все изготовленные изделия завода, материалы не могут быть отпущены, проданы или заложены без письменного на то согласия Нижегородского губернского Совета народного хозяйства [24, л.1,2].

Вот именно в это время завод теряет свою хозяйственную и финансовую самостоятельность, начинает работать под контролем Нижегородского Совнархоза.

Лишь 8 июля 1918 года, после многочисленных хлопот, была получена телеграмма из Президиума Высшего Совета Народного хозяйства, разрешающая Обществу «Фельзер» получить от Нижегородской конторы Народного банка в счет отпущенного промышленного кредита в 2 млн. рублей первые 500 тыс. руб. с переводом их на текущий счёт Нижегородского Совнархоза для расходования на нужды завода по мере надобности под фактический контроль Совнархоза. Деньги выдавались под векселя по предъявлению [3, 1918 год].

Всего на оплату забастовки, простоя завода, выплату заработной платы, оплату материалов для производства было выдано 3 миллиона 400 тыс. рублей. За этот же период завод выпустил готовых и полуготовых изделий, увеличил запас топлива и своё оборудование на 3 миллиона 744 тыс. рублей. Актив завода тогда превышал пассив на 1 539 724 рубля.

В это время количество рабочих и служащих на заводе сократилось до 955 человек, остальные вышли в разные отряды, организованные местной советской властью – красную гвардию, продовольственные отряды, отряды по охране различных учреждений.

Весной 1918 года на завод принимают новых рабочих-латышей и через Биржу труда начинают возвращать своих старых сотрудников, мобилизованных прежде в действующую армию и теперь после развала Царской армии, вернувшихся к своим семьям в Нижний Новгород.


 1    2    3    4    5    



    Наверх